letopisets
Шалино
Вот я написала предыдущую запись и задумалась… Когда это произошло? Когда все все таки в хаосе оттенков безразличия нащупала то единственное чувство, которое не позволяло мне умереть вместе с ней? Мне казалось прошла целая вечность между разговором с настоятелем и тем, как я отчетливо поняла, что я нужна Ее сыну. Быть может не как мать, которую никто на свете не заменит, а как друг, на которого можно положиться, как та опора, которая проведет его по жизни, поднимая всякий раз с колен, защищая, когда в него будут бросать камни… Это пришло из глубины сознания и как фраза сказанная в горах и сотни раз усиленная эхом каждое мгновение отведенной мне вечности звучала в уме. Я не помню отчетливо когда стала поворачиваться к свету, когда вставать, меня больше заботило, то что творилось у меня во снах. Они постепенно переставали напоминать пустоту забытья. Сначала это было, что-то туманное и еле осязаемое, но постепенно все стало приобретать форму и звуки и очертания, сначала как на акварельных картинах, а потом все боле и более четкие очертания. Каково было мое изумление, когда я нашла себя в палате очень похожей на ту в которую меня поместил настоятель. Я услышала крики - "Она проснулась! Она очнулась!" - И тут же испугалась, зажмурилась, что я им скажу? Ведь я знаю для большинства из них это будет похоже на то, что обычно говорят Потерянные в том мире, где я родилась. Но раз я все же решилась на такой шаг, я должна была… Тут я поняла, что с появлением меня в этом странном мире, я могу чувствовать тело. Ее тело…. И ее разум. Нет он был не мертв, как говорил настоятель, а просто спал где-то в глубине меня, отдавая мне на откуп тот пучок проблем и радостей, что может принести жизнь в этом мире. Я могла свободно пользоваться ее памятью, читать как открытую книгу ее эмоции, но при этом чувствовала, что она никогда не вернется сюда. Я должна выяснить, что же случилось на самом деле в эти несколько дней, когда я не видела снов. И если не будет никакой возможности вернуть Ее к жизни, то изо всех сил стараться стать подмогой и опорой Ее сыну… Нашему сыну.